Акция “Минута ИСТОРИИ”

ГЕРОИ ВОЗДУШНЫХ ТАРАНОВ ПЕРВОГО ДНЯ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ.

Всем известно, что первый таран был совершен штабс-капитаном П. Н. Нестеровым в далеком 1914 году. Многим известно, что первый в мире ночной таран был осуществлен 27 октября 1941 года советским летчиком В. В. Талалихиным. Однако имена сталинских соколов, совершивших таран в первый же день Великой Отечественной войны, почему-то долгие годы остаются в тени. Трудно не согласиться, что их подвиги, их готовность отдать свою жизнь за свободу родной земли не менее значимы. Самыми первыми, кто пошел на таран в годы Великой отечественной войны, были летчики Ленинградского военного округа — П. Т. Харитонов и С. И. Здоровцев. Что не удивительно: ведь за их спинами был Ленинград. Именно эти летчики и стали первыми Героями Советского Союза, получившими 8 июля 1941 года Указом Президиума Верховного Совета СССР это звание за подвиг, совершенный в Великой Отечественной войне. Но были и другие герои, совершившие 22 июня 1941 года таран, и их имена уже практически не известны широкому кругу людей. Восстановим события того времени и назовем их имена.

         Буквально в первые мгновения войны в 4 часа утра на перехват врага поднялось звено истребительного авиаполка №124 под началом младшего лейтенанта Д. В. Кокарева. Практически над взлетной полосой он увидел фашистский Дорнье Do 215. Заложив вираж, МиГ-3 Кокарева занял выгодную позицию для открытия огня. И тут выяснилось, что отказали пулеметы. Как быть? Гитлеровец уже разворачивал машину на обратный курс. Решение созрело мгновенно: Кокарев прибавил обороты двигателя, подошел вплотную к Дорнье и над городом Замбрув ударил его лопастями винта по хвосту. Бомбардировщик, потеряв управление, завертелся и рухнул на землю. Так в 4 часа 15 минут 22 июня 1941 года был совершен один из первых таранов в небе Великой Отечественной войны. Кокареву удалось посадить свой поврежденный самолет. После тарана отважный летчик дрался в небе Москвы и Ленинграда, совершил более 100 боевых вылетов и сбил 5 фашистских самолетов. Погиб он в бою за город Ленина 12 октября 1941 года.
         Почти одновременно с Дмитрием Васильевичем Кокаревым, пилотируя истребитель И-16, осуществил таран и командир звена истребительного авиаполка №46 старший лейтенант И. И. Иванов. Совершил он его в 4 часа 25 минут в районе города Жолква (ныне входит в состав Львовской области Украины). Показательно, что там же, в 1914 году, совершил свой воздушный таран и Петр Нестеров. 2 августа 1941 года Ивану Ивановичу Иванову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Увековечен подвиг Иванова был и тем, что его имя присвоено одной из улиц в г. Щелково.
На рассвете 22 июня 1941 года заместитель командира эскадрильи по политической части истребительного авиаполка №127 старший политрук А. С. Данилов со своими летчиками патрулировал над городом Гродно (Беларусь). Неожиданно с разных сторон к городу стали подходить фашистские бомбардировщики и истребители. Эскадрилья рассредоточилась. Завязались групповые воздушные бои. Данилов сбил два вражеских самолета. Но в круговерти воздушного боя им были израсходованы все боеприпасы. Тогда, приблизившись к самолету врага вплотную, А. С. Данилов направил свой И-153 на вражескую машину и винтом отрубил ей крыло. Фашистский самолет вспыхнул и начал падать. Скоро в «Правде» был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении А. С. Данилова орденом Ленина посмертно. Но Андрей Степанович не погиб. Тяжело раненый, он совершил посадку на самолете. Колхозники деревни Черлен доставили отважного пилота в медсанбат. После выздоровления старший политрук Данилов вернулся в строй и вел воздушные бои на Ленинградском и Волховском фронтах. Окончание войны застало А. С. Данилова на Забайкальском фронте. В 5 часов 15 минут в районе аэродрома, расположенного около города Станислав (ныне украинский город Ивано-Франковск) принял воздушный бой летчик 12-го истребительного авиаполка, комсомолец, младший лейтенант Л. Г. Бутелин. Сбив один Юнкерс Ju-88, он бросился преследовать другой вражеский самолет, пытавшийся прорваться к аэродрому. Юнкерсы были достаточно живучими машинами, не так-то просто было их сбить, имея на истребителе только пулеметы. Сбить второй самолет огнем бортового оружия не получилось. Были израсходованы все боеприпасы. И тогда Бутелин направил свой самолет в бомбардировщик.

         В 5 часов 20 минут заместитель командира эскадрильи истребительного авиаполка №33 лейтенант С. М. Гудимов поднялся в воздух, имея задачу отразить налет бомбардировщиков Хенкель Не-111 на белорусский г. Пружаны. С. М. Гудимову удалось сбить один бомбардировщик. Во время боя истребитель лейтенанта был подбит и загорелся. С. М. Гудимов таранил горящим истребителем второй Хенкель.
         В 7.00 над аэродромом в белорусском поселке Черлене, на который совершили налет 54 вражеских самолета, командир эскадрильи скоростного бомбардировочного авиационного полка №16 капитан А. С. Протасов под обстрелом поднялся в воздух. В воздушном бою, несмотря на тот факт, что на его самолет наседали истребители Ме-109, экипаж Протасова сумел сбить бомбардировщик противника. Второй фашистский бомбардировщик капитан таранил своим Пе-2. Это был первый таран в воздухе на бомбардировщике в ходе начавшейся Великой Отечественной войны.
В 8 часов 35 минут завязали воздушный бой с девяткой Ме-110 в районе своего аэродрома летчики истребительного авиаполка №126 Евгений Панфилов и Григорий Алаев. Две гитлеровские машины были сбиты. В неравной схватке погиб лейтенант Алаев. Панфилов пошел на таран. При ударе по вражескому самолету его выбросило из кабины. Он благополучно приземлился с парашютом. В дальнейшем Панфилов воевал в составе 148-го, а затем 254-го истребительных авиационных полков на Юго-Западном фронте. Погиб отважный летчик в воздушном бою 12 августа 1942 года.
         В 10 часов утра совершил свой подвиг над Брестом Петр Сергеевич Рябцев. Вот что о нем написано в истории истребительного авиаполка №123: «4 истребителя капитан Можаев, лейтенанты Жидов, Рябцев и Назаров- вступили в бой с восемью германскими истребителями Ме-109. Самолет лейтенанта Жидова был подбит и пошел на снижение. Три фашиста сверху стали атаковать его, но капитан Можаев, прикрывая выход из боя Жидова, меткой пулеметной очередью сразил один из фашистских истребителей, а второй «мессер» был перехвачен лейтенантом Жидовым и подожжен. В конце боя у лейтенанта Рябцева был израсходован весь боекомплект. Но Рябцев, не считаясь с опасностью для жизни, повел самолет на таран противника».

         Продолжил счет таранных ударов первого дня войны заместитель командира эскадрильи истребительного авиаполка №67, старший лейтенант А. И. Мокляк. В воздушном поединке над Молдавией он сбил две вражеские машины. Израсходовав весь боезапас, Мокляк таранил третий фашистский бомбардировщик.

         В первый день Великой Отечественной войны таранным ударом уничтожил фашистский самолет и командир звена истребительного авиаполка №728, младший лейтенант Н. П. Игнатьев. «Где, в какой стране мог родиться такой прием атаки, как таран, — писал прославленный ас, трижды Герой Советского Союза А. И. Покрышкин. — Только у нас, в среде летчиков, которые безгранично преданы своей Родине, которые ставили ее выше всего, пpeвышe собственной жизни… Таран — это не удаль, не бессмысленный риск, таран — это оружие смелых, мастерски владевших самолетом советских воинов. Таран требовал виртуозного владения машиной».
         В годы Великой Отечественной войны, таранные удары по врагу нанесли более пятисот летчиков. Тараны были проведены не только на истребителях, но и на штурмовиках и бомбардировщиках. Более половины наших летчиков после тарана вражеских самолетов сумели спасти свои боевые машины. По два тарана в годы войны совершили 25 летчиков. Были летчики, совершившие и три тарана, это заместитель командира эскадрильи старший лейтенант А. С. Хлобыстов и старший лейтенант Б. И. Ковзан.
         Изучая историю воздушных таранов, совершенных 22 июня 1941 года, невозможно обойти еще одну деталь. Все летчики, принявшие решение идти на таран, были либо комсомольцами, либо коммунистами, либо кандидатами в партию. Пусть каждый сделает выводы сам.

27 апреля 1909 года родилась ВАЛЕНТИНА СТЕПАНОВНА ГРИЗОДУБОВА – советская лётчица, полковник (1943), участница одного из рекордных перелётов, участница Великой Отечественной войны, первая женщина, удостоенная звания Героя Советского Союза (1938).

         Валентина Гризодубова — дочь изобретателя и лётчика Степана Васильевича Гризодубова. Родилась в Харькове 27 апреля (по старому стилю 14 апреля) 1909 года (эта подлинная дата рождения установлена сотрудниками музея Гризодубовых в Харькове; официальной же датой рождения считается 31 января (18 января по старому стилю) 1910 года).
         Уже в 2,5 года Валентина поднялась в небо на отцовском аэроплане с харьковского аэродрома, привязанная к отцу ремнями. В 14 лет она совершила первый полёт на планере в Коктебеле на слёте планеристов.
После окончания средней школы поступила в Харьковский технологический институт. Параллельно окончила музыкальное училище по классу рояля и была зачислена в консерваторию.

         4 ноября 1928 года, будучи студенткой ХТИ, зачисляется в первый набор Харьковского Центрального аэроклуба. Окончила аэроклуб за три месяца. Для продолжения обучения лётному мастерству в Харькове не было возможностей, и Гризодубова, оставив институт, поступила в 1-ю Тульскую лётно-спортивную школу ОСОАВИАХИМа. В 1929 году поступила в Пензенскую школу лётчиков-инструкторов.

         Занималась планёрным спортом. С 1930 по 1933 год работала лётчиком-инструктором в Тульском аэроклубе «Добролёт», затем — инструктором лётной школы около подмосковной деревни Тушино.

         В 1934-35 годах была лётчиком агитэскадрильи имени М. Горького, базирующейся на Центральном аэродроме в Москве. Работая в эскадрилье, она облетела почти всю страну на различных типах самолётов того времени. Летала над Памиром, Кабардино-Балкарией, Ферганской долиной. В 1939 году назначена начальником Управления международных воздушных линий СССР. Училась в Ленинградском институте инженеров Гражданского воздушного флота.

         В октябре 1937 года установила 5 мировых авиационных рекордов на легкомоторных самолётах. 24—25 сентября 1938 года в качестве командира экипажа вместе с П. Д. Осипенко и М. М. Расковой на самолёте «Родина» (АНТ-37) совершила беспосадочный перелёт из Москвы на Дальний Восток, установив международный женский рекорд дальности полёта (за 26 часа 29 минут покрыто расстояние в 6450 км).

         В. С. Гризодубова, используя свою известность и знакомства в высших кругах, неоднократно ходатайствовала в защиту людей, пострадавших от репрессий. В частности, вместе с прославленным лётчиком М. М. Громовым она вступилась за С. П. Королёва, будущего создателя советской космической программы; во многом благодаря их усилиям его перевели из лагеря на Колыме в «Туполевскую шарагу» ЦКБ-29.

         Во время Великой Отечественной войны, с марта 1942 года по октябрь 1943 года, командовала 101 Авиаполком Авиации дальнего действия (АДД). На май 1943 года лично совершила около 200 боевых вылетов (в том числе 132 — ночных) на самолёте Ли-2 на бомбардировку вражеских объектов, для доставки боеприпасов и военных грузов на передовую и для поддержки связи с партизанскими отрядами. В 1943 году присвоено звание полковника.     

         В 1963 году по личной инициативе Гризодубовой был создан уникальный Научно-исследовательский лётно-испытательный центр (НИЛИЦ) на аэродроме Солнцево, который она и возглавила. В 1972 году Гризодубова вернулась в Институт приборостроения на должность заместителя начальника, где проработала до 1993 года.

         Умерла 28 апреля 1993 года, похоронена на Новодевичьем кладбище в Москве.

В годы Великой Отечественной войны Рязанская область стала частью тыла страны. Всё было подчинено задаче обеспечения фронта всем необходимым для Победы. Вплоть до 1944 г. линия фронта проходила в нескольких сотнях километров от границ Рязанской области. Когда Донбасс был оккупирован, чей уголь использовала страна? Подмосковный, в том числе и наш, скопинский. Горняков тогда приравняли к фронтовикам, и уже после разгрома немцев под Москвой всех их вернули на прежние рабочие места, и они до конца войны имели бронь от призыва в армию. Поэтому было очень важно, чтобы работал завод, обеспечивающий бесперебойную работу шахтёров. В начале ноября 1941г. был получен приказ об эвакуации завода. Люди с болью в сердце стали демонтировать оборудование, работы проходили напряженно, в три смены. Жалко было демонтировать станки, на которых заводчане проработали многие годы, но еще горше становилось от того, что все это добро может попасть в руки смертельного врага.
Перед отправкой последнего эшелона все корпуса были заминированы, чтобы в случае прихода фашистов, с одного пульта взорвать весь завод. Этот пульт был в руках только одного человека Ивана Петровича Подковырова! Вместе с ним на заводе оставалась группа добровольцев для исполнения своего долга и подпольной работы. Немцы в Скопине были, но до завода не дошли! Их выбили морские пехотинцы. Слабонервные охранники бросили оружие и сбежали, а Подковыров заявил охране: “Пока сам не увижу фрицев, взрывать завод не буду!” Благодаря исключительному мужеству Подковырова И. П. завод не был уничтожен.

С фашистами сражались не только люди! Почётное звание города-героя присваивалось в СССР городам, жители которых проявили «массовый героизм и мужество в защите Родины в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Наш родной город Скопин с 2015 г. с честью носит почетное звание «Город воинской доблести». И огромный вклад в достижение Победы внесли работники Скопинского машиностроительного завода. С 1937 по 1941 гг. директором завода был Шерудилло Александр Павлович. Он с первых дней Великой Отечественной войны был призван в Советскую Армию комиссаром полка инженерных войск, где сражался до Победы. В июле 1941 г. был прислан директором завода инженер Васенко Александр Макарович. Заводчане работали по 12 часов без выходных и отпусков. Завод полностью переключился на изготовление боеприпасов: несколько видов авиабомб и деталей для легендарной “Катюши”. Через пять месяцев со дня выдачи первой боевой продукции, 14 апреля 1942 года, Указом Президиума Верховного совета СССР директор завода А.М.Васенко и токарь цеха №1 И.М.Савин награждены орденами Ленина, главный инженер завода И.Э.Фонштейн, начальник цехе №1 И.В.Продай – орденами Трудового Красного знамени. Орденами «Знак Почета» награждены: начальник цеха №2 С.В.Борискин, токарь-лекальщик инструментального цеха А.М.Ельцов, мастер-газосварщик цеха №3 М.Т. Ершов. В 1945 году коллективу завода было вручено Красное Знамя Государственного Комитета обороны.